Родни Коллин

Теория сознательной гармонии

Содержание
 

Бытие
Совесть
Мужественность и женственность
Знание
Понимание
Воображение
Разные Я
Отделение реального от ложного
Противоречия
Принятие
Позитивное отношение
Невидимость
Внимание
Требования и обстоятельства
Само-воспоминание
Другие люди
Исправление ошибок
Влияние сознательных людей
Сердце
Молитва
Высшие состояния
Тело, душа и дух
Следы школ
Разные пути
Религия
Иерархия
Гармония
Работа
Каирос, Кронос и Перекрестки
Страдание
Смерть
Новое начало
Куско
Вопросник
Пояснения

Домой

В  библиотеку    

          

Страдание

13 Сентября 1948

Меня очень интересует вопрос о добровольном и недобровольном страдании. Вначале - «пожертвуйте своим страданием». Кажется, что только когда вся жизнь проживается по этому принципу, идея намеренного страдания становится практической. Я думаю, что тем людям, чья жизнь полна недобровольных страданий, почти невозможно представить страдание как позитивную вещь. Их целью всегда будет и должно быть - уйти от страдания. Вместе с тем это кажется мне очень ограниченной целью. Я помню, как меня поразило, когда я в первый раз я услышал от кого-то - это была женщина - что ее целью было «не страдать». Потом я увидел, что это не могло быть иначе - потому что, несмотря на всю ее силу, она была полностью во власти недобровольных страданий.

Страдание - это закрепитель, как протрава при крашении для закрепления краски.  Оно имеет свойство закреплять любую часть сущности человека, которая является наивысшей в момент страдания. Естественно, если оно недобровольное, оно обычно вызывает возмущение, жалость к себе, и так далее, и закрепляет это. С другой стороны, если человек отказывается страдать, кроме тех случаев, когда он делает усилия для определенной цели и знает, чего хочет, тогда оно закрепляет его цель и решимость. Это очень полезно.

5 Мая 1949

Если человек на самом деле начинает видеть, что его страдания большей частью нереальны, если он начинает, как об этом часто говорилось, «жертвовать своими страданиеми», тогда даже в этой жизни они теряют свою остроту.

15 Июля 1949

Существует какая-то внутренняя математика причины и следствия, которая невидимо управляет жизнью человека; и реальное страдание никогда не тратится впустую.  Только воображаемое страдание полностью лишнее, и никуда не ведет. Реальное страдание это плата, - за что, Бог знает, потому что мы не можем помнить все свои долги - но плата за то, что рано или поздно должно быть оплачено. Все дело в том, чтобы не страдать больше, чем это необходимо. Потому что страдать механически, привыкнуть страдать - это значит начать всю цепь сначала. Если человек сможет избавиться от этого, то рано или поздно трудные времена должны пройти, и появятся новые возможности, которыми он сможет, наконец - благодаря опыту перенесенных трудностей - воспользоваться.

Кто-то проходит через вашу жизнь и оставляет образ, который вы не можете забыть, теряете равновесие. Но разве вы сами не оставили такого же следа в жизни другого человека, ненамеренно, и даже не зная об этом? Разве я сам не оставил такого следа, и так каждый человек? Все должно быть искуплено. Все долги должны быть оплачены. Всю ту боль, что человек причинил другим, он должен перестрадать сам, прежде чем он сможет освободиться. Поэтому те, кто хотят свободы, могут только говорить: Пусть приходит то, что идет, я приму это.

Это я говорю не потому, что я сам имею какое-то право на это, но потому, что мне было показано, что это так. В последние месяцы жизни Успенского можно было видеть, как он принимал старость, болезнь, безобразие, беспомощность, боль, ложное понимание, и при этом делал все, чтобы не дать другим успокаивать себя, делал все, чтобы страдать сознательно, еще больше затруднить для себя возможность быть понятым. Потому что быть понятым - это то, чего все люди страстно жаждут - больше, чем еды, комфорта, даже жизни. И пожертвовать тем, чтобы быть понятым обычными людьми обычным путем - это значит одновременно и стать свободным, и создать возможность совершенно иного понимания - для тех, кто желает его. Именно этим безоговорочным принятием того, что должно прийти, стремлением платить больше, страдать по своей воле, и платить вперед представляющей счета судьбе, Успенский стал другим человеком - и иногда можно было видеть, как это делалось.

Поэтому, если обычным людям можно пожелать лишь облегчения страданий насколько это возможно, то тем, кто видит в страданиях способ освобождения, можно сказать только: «Если вы можете страдать правильно, это хорошо. Если не можете, это не имеет значения.»

22 Января 1952

Нам необходимо страдание. Мы все должны быть очищены. А страдание - это великий очиститель. Можем ли мы желать, чтобы оно не приходило, к нам ли самим, или к тем, кому мы желаем роста и очищения больше всего другого?

22 Апреля 1952

Нужно признать, что несчастье, болезненные ощущения и даже очевидные ошибки могут многому нас научить; и сами эти ошибки и неудобства, принятые правильно, могут быть сырым материалом, из которого делаются понимание и воля.  Реконструкция своей жизни не обязательно означает, что таких трудностей нужно избегать. Напротив, она может включать в себя столкновение с трудностями, которых в этой жизни мы избегли.

10 сентября 1952

Я знаю, что нет выхода из этого нескончаемого прокручивания в уме всех мук и страданий, происходящих из обычных «человеческих» эмоций. Но если бы смог умереть старый взгляд на себя, то эта боль могла бы быть переведена в нечто совершенно иное. По-моему, было бы величайшим лицемерием уверять, что может быть какой-то выход, если мы живем по-прежнему со своими старыми взглядами, обвиняя других - неважно, каковы их грехи - в том, что происходит в наших сердцах. Когда человек увидел, что «принесение в жертву своего страдания» творит чудеса, он уже не может продолжать лелеять его в себе.

24 Сентября 1952

Очень горько видеть свои неизбежные промахи, когда понимаешь, что эти случаи сна, которые обычно кажутся такими незначительными, на самом деле вовсе не так малы, но определяют всю нашу жизнь. Иногда нужно позволить горечи неудачи проникнуть в тебя и глубоко запасть в память, и не стараться защититься от нее.  Вместе с тем я думаю, очень важно понимать, что это в нашей природе, мы все терпели такие неудачи, и будем терпеть их и дальше, потому что мы такие как есть. Нам нужно как бы проглотить все это, принимать других такими, какие они есть, и самих себя такими, какие мы есть, и продолжать идти к новому уровню, выше них и нас, где мы сможем оглянуться на мир и на самих себя с объективной терпимостью и любовью. Решение лежит не на этом уровне, не в этой планомерной борьбе между одной частью нас самих и другой частью, но в достижении некого тихого места вне их, где обе стороны выглядят одинаково маленькими и незначительными.

Мы были в кафедральном соборе во Флоренции. Вы входите в главную дверь и там все эти люди, священники, мальчики-хористы, туристы - все толкутся на уровне земли.  Там каждый кажется самому себе очень важным, и на самом деле такой и есть. Но затем вы с трудом взбираетесь вверх по направлению к куполу, по темной спиральной лестнице в стене, и наконец выходите на галерею, которая идет вокруг его внутренней части. Неожиданно под вами открывается вся церковь, со всеми этими крошечными людьми, неразличимыми  один от другого, и как они, так и вы одинаково теряетесь в великой пустоте, которая как будто развеивает все ваши прежние мысли как бессмысленные. Каким-то образом эта галерея, кажется, представляет символ знания о самом себе таком, какой ты есть, полное само-сознание.

Но после того, как вы уже увидели столько, сколько смогли вынести, вы взбираетесь дальше по скрытой лестнице, ведущей к верхушке купола, и наконец выходите наружу. И тогда перед вами открывается вся Флоренция, и холмы, и леса, и деревни, и далекий пейзаж под солнцем и небом. Все, что вы видели и чувствовали внутри собора, внутри себя, снова исчезает на фоне великой вселенной. Потому что это реальность, а то - лишь ее образ в камне! И это место, как раз под крестом, откуда вы все это наблюдаете, вдруг кажется вам образом истинного сознания, объективного сознания мира как он есть, свободы.

26 Января 1953

Некоторые трудности происходят от страхов и предубеждений, зародившихся многие годы назад и таящихся под спудом, но которые в конце концов неизбежно выходят на свет. Я теперь ясно вижу, что на каждом этапе Работы могут и должны быть усвоены определенные уроки. Если они не усвоены, они возвращаются на следующей стадии в намного более жесткой форме, когда они уже становятся сильнейшим препятствием к изменению, потому что подкреплены волей и решительностью, приобретенными упорной работой. С этой точки зрения было бы интересным и отрезвляющим опытом подумать об уроках, которые нам не удалось усвоить теперь, и которые со всей силой обрушатся на следующее поколение, никак не ожидающее этого. Другие же возможные трудности, кажется, имеют на самом деле такую же природу. Они связаны со склонностью слепо доверять готовым доказанным схемам и использовать их как щит против требований жизни.

Человек называет эти вещи трудностями. На самом деле это именно то, что делает возможным изменение и восхождение. Без них мы бы уже давно все впали в беспробудный сон.

2 Сентября 1954

Учитель принижается теми, кто считает, что он никогда не ошибался, и что все должно быть сохранено именно таким, как он это показал. Те, кто любят его больше, должны помогать ему освобождаться от прошлого, пусть даже если это кажется изменой. Нет такого живого существа, которое бы не делало ошибок, и которому не нужно делать что-то лучше в следующий раз, делать лучше сейчас.  Я знаю, что Работа в том, чтобы делать свободных и храбрых людей, которые будут работать в любых обстоятельствах и в одиночку, уверенные в своей внутренней связи друг с другом и внутренней помощи. Но как немногие из нас хотят быть свободными и храбрыми! Вот почему я сильно тревожусь, когда слышу предостережения против вредных обстоятельств. Они звучат так разумно, так правильно. Но избегать опасности - это часто избегать и благоприятной возможности, и тот, кто успешно прячется от дьявола, очень часто прячется и от Бога. Люди по природе своей робки, и, по моему опыту, они охотно ухватятся за такой хороший совет, чтобы сделать свою робость пристойной.  Единственный ответ, который я бы хотел быть в силах дать на вопрос: «Quo Vadis?» *, это - «Вверх!» Это значит все больше оставлять за собой, все от большего отрываться, охватывать все большее поле видения. Но как много помощи, как много силы и хитрости нам нужно, чтобы вообще от чего-то оторваться! На самом деле я думаю, что убедить нас может только эта панорама. И ее вполне может увидеть каждый - если оглянется вокруг и вверх.

*»Quo Vadis?» - лат. «Куда идешь?» (или «Камо грядеши?»). Евангелие от Иоанна, 13, 36: «Симон Петр сказал Ему: Господи! куда Ты идешь? Иисус отвечал ему: Куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною». (Прим.  перев.)

26 Сентября 1955

Кажется, одно из условий перехода на другой уровень - это почувствовать и признать, что все, что ты сделал на этом уровне, крайне неудачно и ошибочно в сравнении с тем, что нужно делать. Я думаю, Успенский это по-настоящему чувствовал, и я знаю, что он перешел на другой уровень, где все возможно снова.

9 Декабря 1955

Когда в нас начинают работать новые силы и новые напряжения, они вызывают чрезвычайно болезненный переворот в самых глубинах нашего существа. Для некоторых людей величайшая трудность - вынести самих себя и не увязнуть в раскаяниях и угрызениях совести. Но кто научился не принимать себя так серьезно, не позволит себе увлекаться этими духовными судорогами.

22 Декабря 1955

(Это письмо было написано пожилому и очень больному человеку). То, что вы подходите к концу своих возможностей - это очень большая идея. Подумайте о том, что чем меньше вы можете сделать с самим собой, тем больше Бог может сделать через вас и для вас. Что вам необходимо найти теперь - это великую веру, огромную веру. Ее возможности беспредельны. Вы сделали все, что должны были сделать в этой жизни; о чем вам беспокоиться? Нам дается безграничная помощь, но до кого-то из нас она не доходит во всей полноте - из-за наших сомнений в себе, нашей озабоченности своими неудачами. Нам нужно забыть это, и найти бескорыстную веру в Иерархию*, в Работу Бога.

3 Января 1956

Мы должны избегать как сожаления о собственных  ошибках, так и обвинения других за их ошибки. Это никуда не ведет. Можно очень многому научиться из того, что выглядит упущенной возможностью. Упущена она или нет - зависит не от того, что мы сделали тогда, а от того, сколько понимания мы сможем извлечь из нее теперь.  То, что видится как ошибка, может дать намного больше понимания, чем то, что мы считаем своими успехами.

2 Марта 1956

Если человек находится под сильным давлением жизни, значит он может найти веру и стать свободным. Наше прошлое полно слабостей, уверток, нечестностей, которые, как мы думаем, похоронены и забыты. Но их необходимо вывести на свет. Иногда это очень горько. Теперь, в свете этого сильного влияния, излучающегося на нас, становятся видны все пятна. Ничего уже нельзя больше скрывать. Потому что в нашей работе все должно быть прочным и крепким. И поэтому когда мы находимся под сильным давлением, борясь с последствиями прошлого, то на самом деле это доказательство силы и правильности нашей работы. Это значит, что нам дается шанс идти быстрее. Если все последствия прошлого выходят на поверхность - это для того, чтобы мы могли посмотреть им в лицо и освободиться от них однажды и навсегда. Под великим давлением человек может найти веру, нужду в которой он бы никогда не испытал в покое.

Апрель 1956

Мы все беспрестанно переходим от искренности к  притворству, от притворства к раскаянию, от раскаяния снова к искренности. Мы должны наблюдать этот цикл, но не позволять себе приходить от этого в уныние. Такова природа человека. Мы принимаем ее, стараясь смотреть с высшей, более объективной, менее личной точки зрения. Осуждать себя слишком сурово - это значит принимать себя слишком всерьез. Никто не остается сломленным своими неудачами, за исключением тех, кто слишком пуст, чтобы верить в себя превыше всех своих неудач.

6 Апреля 1956

Держитесь - даже если кажется, что не за что держаться. Никогда не отказывайтесь от надежды - даже если не знаете, на что надеетесь. Надежда и вера открывают все двери. Если есть реальное страдание, люди очищаются им. Это чрезвычайно важно, чтобы какое-то количество было очищено.

Тогда помни Себя, помня Бога
помни Бога, помня себя.
Достигнув этого наконец,
Вестник Гармонии может
вернуться к Тому, Кто послал его,
его миссия исполнена.