ГЛАВА VIII

    

(1)

Традиционное Знание в своих различных формах почитает Круг Символом Вечности. Для нас важно выяснить, почему это так.

Читателям «Гнозиса» известно, что в Доктрине подразумевается под вечным и вечностью. Мы затрагивали этот вопрос в предыдущей главе.

В традиционной — циклической, не линейной — философии Вечность не рассматривается как бесконечность. Идея Бесконечности выходит за пределы Проявления, поскольку то, что не имеет конца, естественно, не имеет и начала. Поэтому мы в наших рассуждениях можем применять термин бесконечное лишь к тому, что находится за пределами всего Макрокосма.

Великая Вечность, таким образом, принимает вид Великого Цикла Проявления, охватывающего всю совокупность подчиненных Циклов и относительных Вечностей, а равно всех Времен, которые также относительны. Иными словами, она включает в себя Начало — первый созидательный толчок, исходивший от Абсолюта 0, и простирается до Конца, то есть всеобщего и абсолютного Свершения1. При этом она охватывает весь Макрокосм, включающий в себя все относительные Свершения.

Любовь, исходящая от Абсолюта 0, заполняет все Проявление до его крайних пределов, во всех направлениях, все его мельчайшие детали под эгидой и через посредство Абсолюта II, после чего, обогатившись всем тем, что находится между Началом и Концом, в том числе и в царстве Абсолюта III, возвращается к своему источнику в первичном, неявном виде в сердце Невыразимого.

В некоторых учениях такой Конец концов рассматривается как Всеобщее Уничтожение. Это заблуждение, связанное с психологической структурой нашего разума, который не в состоянии постигать идеи, выходящие за рамки времени и пространства. Правда, в научных рассуждениях, пользуясь математическими идеями, можно прийти к общепринятому ныне выводу об относительности их обоих. Это вопрос абстракции, крайнее проявление которой недоступно воображению человека, ограниченного лишь тем, что дает ему его Личность в «нормальном», то есть недоразвитом состоянии.

Времен; букв. «Завершение» («Accomplishment»).

Нарисованная выше картина относится собственно к Источнику Проявления. В отношении следующей ступени — первой ступени Проявления, образующей Великий Цикл, также называемый Циклом Великой Вечности, человеческий разум пасует. Он не в состоянии ни охватить это во всей полноте, ни удержать в памяти его наглядный образ.

То же самое имеет место, когда мы пытаемся представить себе Жизнь или Проявление во всех его разнообразных формах от малого до большого, от динамичного до инертного и наоборот. Мы живем не среди вещей и явлений как таковых. Нас окружают представления о них, которые мы создали при помощи ограниченных средств нашей психики. Мир, доступный нашим ощущениям, является, таким образом, лишь частью целого. Остальное же скрыто от нас по причине нашей полной неспособности его вообразить.

Между тем мы пытаемся найти ответы на величайшие вопросы, в высшей степени касающиеся каждого из нас: имеются ли в этой Жизни какие-либо вечные ценности, и если да, то каким образом мы можем их распознать? Является ли преданность идеалу вплоть до самопожертвования героизмом или абсурдом? Какова подлинная суть смерти? Таким вопросам несть числа.

Ответы на них могут дать лишь идеи и обстоятельства, связанные с невидимым миром, однако бодрствующее сознание внешнего человека, сколь бы ни был он образован, к ним невосприимчиво. По словам Феофана Затворника, «здесь нет пользы ни от познаний, ни от церковного сана».

Лишь перейдя Второй Порог, преисполненный благоговения Верующий постепенно начинает постигать этот мир через посредство своих высших центров. Мы уже приводили слова св. Исаака Сирина о том, как функционируют эти центры: «Два ока телесных видят одинаково, но два ока Души видят по-разному: одно из них созерцает истину в образах и символах, другое же лицом к лицу».

Читатели «Гнозиса», вероятно, понимают, что здесь имеются в виду соответственно высший эмоциональный и высший интеллектуальный центры.

(2)

Выше мы уже упоминали, что Круг с незапамятных времен воспринимался как Символ Вечности, и оговорили, в каком смысле следует понимать здесь термин Вечность. Для того же, чтобы смысл этой фразы прояснился окончательно, нужно определить эзотерический смысл понятий Символ и Символизм.

(3)

Если мы вернемся к истокам данного термина, то обнаружим, что под символом, symbolon, греки понимали слова и знаки, посредством которых посвященные в таинства Цереры, Кибелы и Митры узнавали друг друга. Именно в этом смысле данный термин употребляется, когда речь идет о христианском Символе Веры. Существует три версии такого Символа: Апостольский Символ (II век), Никейский Символ (325 г.), устанавливающий единосущность Отца и Сына, и третья версия от 380 года, дополнившая предыдущую определением сущности Святого Духа.

Начиная с прошлого века слово символ стало употребляться в более широком смысле и понемногу утрачивать свое первоначальное значение. Так, символизм в современной литературе возник как противовес полностью репрезентативному искусству парнасской школы. В данном контексте символ понимался как выражение глубинной связи, существующей между двумя объектами, — согласно замыслу, тот из них, что принадлежит физическому миру, должен ассоциироваться с относящимся к миру духовному, затрагивая тем самым глубины человеческой души. В этом смысле поэзия символистов сравнивалась с музыкой, где ритм и звуки порождают чувства, неподвластные анализу.

В таком контексте символ, очевидно, понимается как знак, создаваемый человеком для облегчения передачи своих идей и впечатлений — короче говоря, всего, что, несмотря на всю утонченность, относится к человеческому плану. Такая концепция предполагает достаточную свободу в отношении создания и интерпретации отдельных символов.

Говоря коротко, такое символотворчество полностью отдается на откуп недоразвитой и неуравновешенной человеческой Личности; соответственно, такого рода символы и символизм, ими порождаемый, имеют лишь относительное значение. Тот же факт, что они приняты широкими слоями человечества, относящимися к одной и той же цивилизации, обусловлен сравнительным подобием деформации различных Личностей — подобием, отражающим их образование и воспитание. Часто бывает также, что такая деформация возникает по собственной воле человека из-за гипнотического воздействия моды — это особенно верно в отношении слабых натур, желающих казаться сильными. Причина здесь обычно таится в страхе быть сочтенным «старомодным». Именно этот страх, превратившийся в навязчивую идею, порождает различного рода «авангардизм» — как в искусстве, так и в других областях.

В эзотерическом смысле символы всегда являются откровением, и их глубинный смысл точен и не подлежит вольному истолкованию, так как, будучи переданы равно словами, схемами или произведениями искусства, они суть выражение объективной истины, обретенной в высшем состоянии сознания. Таким образом, полнота понимания настоящего в эзотерическом смысле символа определяется уровнем сознания того, кто предпринимает такого рода попытки.

Однако мера понимания данного символа никоим образом не связана с его общим значением, каковое неизменно вне зависимости от уровня восприятия. Иначе и не может быть, ибо, как уже говорилось, символы, обретенные посредством откровения, открывают доступ в мир, выходящий за рамки простой субъективности. Они подчинены идеям, имеющим объективную ценность, и являются их выражением.

Иными словами, такого рода символы суть послания тем, кто занят поиском Истины. Они передаются из высшего мира в мир подлунный, а не от человека к человеку, как в символистских школах XIX и XX веков. Каждый символ, имеющий эзотерическую ценность, несет в себе, таким образом, некую сумму истинного знания — Гнозиса — относительно некоторых аспектов, фактов или законов ноуменального мира, недоступного нашим ощущениям и неподвластного нашему произволу. Одновременно такой символ дает ключ к пониманию его глубинного общего значения.

В плане эзотерических учений практическая ценность символов оказывается еще большей: они позволяют соискателю, который посредством сознательных усилий развивает в себе новые способности, контролировать свое продвижение в плане более полного понимания тех фактов ноуменального мира, которые истолковывает тот или иной символ. В этом отношении показателен пример Апокалипсиса, откровения, данного св. Иоанну на острове Патмос, когда тот был в духе (Откр 1: 10). Несмотря на то, что апостол изложил его человеческим языком, символ этот может быть вполне уяснен лишь теми, кто достиг сознания высшего эмоционального центра — именно в таком состоянии пребывал сам св. Иоанн, получая откровение. Даже в высшей степени гибкий и глубокий интеллект — возможный для Личности в обычном состоянии — неспособен понять Книгу Откровения, поскольку человеческий разум, ограниченный только собственными ресурсами и лишенный поддержки в виде систематического эзотерического формирования, останавливается перед неодолимой стеной Неизвестного Ignorabimus.

II

(1)

Мы уже говорили о том, сколь важным как для математики, так и для эзотерической философии было открытие Нуля. Современная десятичная система счисления и все то, что она за собой повлекла, были бы немыслимы без этого символа. Древние системы записи чисел вместо цифр использовали буквы того или иного алфавита. Среди них величайшим шагом вперед явилась простая и универсальная римская система. Во всех такого рода системах на месте Нуля мы видим пробел — пустоту. Однако, как мы уже сказали, Нуль не есть пустота; напротив, он есть Интеграл Чисел, центр, из которого исходят два ряда — положительный и отрицательный. Ряды эти полностью уравновешивают друг друга; один из них восходит к +∞, другой же нисходит к -∞.

Соответствующая формула, уже приводившаяся ранее, —

— ... -4, -3, -2, -1, 0, +1, +2, +3, +4, ... +∞

с эзотерической точки зрения представляет собой символ и его Проявление. Этот ряд можно представить в циклической форме следующим образом:

Вспомним, что арабы, открывшие — или, скорее, переоткрывшие — Нуль, вывели из него всю свою систему чисел и что слово цифра, вошедшее во все европейские языки, представляет собой не что иное, как искаженное арабское сифр, что именно означает Нуль. Приведенная ниже схема показывает геометрическую конструкцию, из которой была выведена арабская система нумерации:

Теперь нам легче понять, почему во всех областях традиционного знания Круг так или иначе символизирует Вечность. Будучи сама по себе откровением, она влечет за собой все Проявленное, от Альфы к Омеге, от Начала к Концу, то есть к Исполнению.

Символизм Круга самого по себе этим и ограничивается. Он указывает на факт, но не разъясняет, каким образом было задумано и осуществлено Проявленное со всем его космическим устройством. Этому будут посвящены следующие главы. Следует, однако, помнить, что арабская система нумерации открыла нам Алгебру (Алъ-джабр) — науку вычисления величин того, что представлено абстрактными идеями. Это позволяет человеческому разуму совершить определенный прогресс, последствия которого неисчислимы. Так, именно благодаря этому для нас оказывается возможен плавный переход от статичных по своей природе геометрических идей к динамизму высшей математики.

 
 

 

 

Всем рекомендую ipleer.fm/song/36827095/Ariya_-_Geroj_asfalta_Geroj_asfalta_1988/.
Hosted by uCoz